На этюдах в Карловых Варах. 2003 г.

ДУША ОБЯЗАНА ТРУДИТЬСЯ

Не так давно, в один из летних дней в Москве, близ метро «Кропоткинская» на Гоголевском  бульваре, увидел я броскую афишу, извещавшую об открытии выставки-антологии – «От Тибра до Москвы-реки». Проводимой, как значилось в рекламном объявлении, в рамках акции «Диалог двух культур» –российской и итальянской, под покровительством «Международного движения «Неогуманисты – III тысячелетие». Необычность выставки, на мой взгляд, состояла уже в том, что стихи 46 итальянских поэтов, в переводе Анны Давыдовой, проиллюстрировали своими графическими работами 28 российских художников. Эти работы теперь экспонировались в бывшем доме П.В. Нащокина – друга А.С. Пушкина – это в Гагаринском переулке, что в двух шагах от места, где было вывешено объявление.

Взглянул на часы – времени вполне доставало, чтобы поспеть к открытию, и я решительно зашагал к месту презентации.

Всё увиденное не обмануло моих ожиданий, это действительно было интересно – данная выставка как бы открывала новую страницу в культурных отношениях двух наших стран.

И уж полной неожиданностью для меня было увидеть среди имен художников, участвующих в акции, фамилию моего друга и коллеги Павла Бойко, автора иллюстрации к стихам итальянца Антонио Росси. Не ведаю, случайно или по замыслу устроителей выставки, и в частности, главы указанного выше движения неогуманистов – командора Джорджио Теллана, а также председателя российского отделения Людмилы Кухарук, но именно работы П. Бойко открывали галерею произведений, составляющих антологию, и это тоже показалось мне деталью знаковой. Я испытал в глубине души чувство гордости за своего друга.

А вскоре по залу прошла волна оживления – в дверях появился собственной персоной Павел Платонович, он был в форме капитана 1 ранга, собравшиеся приветствовали его как старого знакомого, и я понял, что мой Паша отнюдь не новичок среди итальянских гостей – его знали.

Забегая вперед, скажу одно – вечер удался во всех отношениях. Было даже принято решение в будущем сделать так, чтобы стихи российских поэтов проиллюстрировали графическими этюдами итальянские живописцы. Предложение было одобрено единодушно.

Военные судьбы людей во многом схожи, и это понятно. А вот как рождается среди них художник? Зная и общаясь с Павлом многие годы, я не раз задумывался над этим, пытался разобраться

Павел Бойко родился в 1945 году и, следовательно, он ровесник Победы.

Живет и работает в Москве. Окончил отделение изобразительного искусства Львовского высшего военно-политического училища (ЛВВПУ), член Союза художников России, заслуженный деятель искусств России и заслуженный работник культуры Российской Федерации. Участник российских и зональных художественных выставок, лауреат Второго Всероссийского фестиваля народного творчества и премии Генриха Цюгеля (Германия). Его произведения находятся во многих музеях России, Германии, США, других стран мира. За всем этим просматривается талант художника.

ДУША ОБЯЗАНА ТРУДИТЬСЯ
Делегация руководителей центральных военных музеев Вооруженных Сил СССР в Вашингтоне. 1988 г. В верхнем ряду второй справа – Павел Бойко

Очевидно и другое. Чтобы добиться таких успехов, «душа обязана трудиться». Так оно в жизни Павла Платоновича и происходит.

Я не отношу себя к искусствоведам, а лишь к любителям прекрасного, эстетически привлекательного. И лишь с этих позиций могу судить, что сюжетный круг работ Павла Бойко удивительно широк и разнообразен, кажется, творческой его фантазии нет предела.

Каждый новый его пейзаж по-своему лиричен и мягок, трогает душу искренностью и свежестью натуры, предлагает зрителю сделать еще один шаг в мир прекрасного: «Заход солнца», «Уголок России», «Чайки проснулись…», «Красные маки»… Глаз его наметан, точен, как выстрел. Как-то, чуть ли не на спор, он взялся скопировать знаменитую картину Н.В. Овечкина. Помните? Задумчивый А.С. Пушкин во весь рост на тихом берегу Черного моря… Картина поражает своей глубокой поэтичностью, выразительно передает состояние души гения русской литературы.

Павел Платонович работал усердно, трудился денно и нощно. Когда же художник окончил труд, взыскательные арбитры сравнили инкогнито оба полотна. И не смогли определить, где копия, а где оригинал… И, пожалуй, именно с той поры у П. Бойко обозначилось тяготение к более масштабным формам живописи, более объемным, они постепенно выходили за рамки привычного, повседневного.

А поскольку Павел в душе истый моряк, к 100-летию Адмирала Флота, Героя Советского Союза Н.Г. Кузнецова он смело взялся за создание художественного образа крупного флотоводца, военачальника, любимого в народе, судьба которого была завидной и в то же время трагичной… Но деятельность его явилась результативным вкладом в Победу.

К написанию портрета «морского маршала» художник готовился долго и кропотливо, перечитал гору литературы, изучал до деталей имеющуюся фотолетопись. Подлинные творческие муки испытывал в процессе работы над этим крупым полотном, беседовал и спрашивал совета у тех, кто встречался с Адмиралом Флота, трудился бок о бок. И к чести художника, он справился с нелегкой задачей.

В назначенный день в Красной гостиной Культурного центра Вооруженных Сил Российской Федерации состоялась презентация портрета Н.Г. Кузнецова, вылившаяся фактически в вечер памяти бывшего военно-морского министра, главнокомандующего ВМС. Все присутствующие, люди в основном почтенные, признали работу П. Бойко удачной.  Подчеркивалось, что художник сумел уловить и передать малейшие нюансы, характеризующие Николая Герасимовича, Адмирала Флота – строгий взгляд, мягкую улыбку, человечность и в то же время командирскую решительность, основательность, выраженные как бы в положении руки, крепко сжимающей перила флагманского мостика.

Другой заметной работой художника стал портрет русского флотоводца Ф.Ф. Ушакова. С вдохновением он пишет серию портретов известных деятелей российского государства, а на одном их полотен тонко передает свое видение образа президента В.В. Путина.

Не менее интересно воплощает на полотне образ Петра I, находит штрихи, исподволь характеризующие душевные качества знаменитого подводника – Героя Советского Союза А. Маринеско.

Павел Бойко поднаторел, как мы видим, в создании портретных характеристик людей. Но морская тема превалирует в его пейзажных работах, перечень которых неисчислим, будь это показ быта и боевой учебы Военно-Морского Флота или же его история: «Крейсер «Минск», «Авианосец «Адмирал Кузнецов», «В бухте Видяево», «Парусник «Надежда», «Экспедиция Христофора Колумба», «Барк «Крузенштерн», «Морской буксир», «Музыка моря»… Из одних только названий полотен образуется внушительный каталог.

Вот отзыв на произведения П. Бойко, с которыми он участвовал в выставке художественных работ в г. Вёрт, опубликованный в газете «Рейн Пфальц» (Германия): «Он придает частице своего моря необычную красоту, чрезвычайный блеск и глубину.

И даже тяжелый авианосец «Адмирал Кузнецов» почти теряет свою смертель­ную опасность, когда мирно стоит на якоре в бухте на голубизне покоящегося моря».

«Не хлебом единым» – гласит присловье. Ограничиться разговором о пристрастии П. Бойко к маринистике значило бы не сказать о нём главное. Человек активный и деятельный, чрезвычайно любознательный, остро улавливающий лики времени, он пробует свои силы в самых разных жанрах: то карандаш в его руке, то фломастер, то кисть и масло, то тушь и перо. Его поездки в США, на Кубу, в Таиланд, ЮАР, на Ближний Восток и многие европейские страны открыли перед ним возможность с натуры создавать произведения, передающие красоту, скажем, Тирольских Альп, экзотику пустынь, заповедных уголков природы: «Генуэзская крепость», «Церковь Святой Марии», «Принцесса Тайская» и многие другие.

Но как  всё же «начинался» в нём художник, как пробивался тот самый росточек, что захватил полностью его устремление и вывел на дорогу серьёзного искусства?

Детство Павла проходило в украинской глубинке в простой крестьянской семье в селе с каким-то «множественным» названием – Конельские Хутора, в несколько сот домов и хат, раскинувшихся на берегу неширокой и небыстрой речки Тикеч. Дед Аврам владел двадцатью десятинами земли и каждому из четырех сыновей ссудил надел под огород. И хотя на дворе у него была одна лошадь, косилка да молотилка, всё равно его раскулачили. Но никуда не выслали, поскольку знали его рачительным хозяином, лояльно относящимся к делам колхозным.

Отец  Павла –  Платон Аврамович в голодном 1933 году уехал в Крым на заработки, погодя перевёз туда и семью. Поселились в Камыш-Буруне, где он трудился мастером на железорудной обогатительной фабрике, имел броню. А дальше – немцы оккупировали Крым, старшего брата Павла – семнадцатилетнего Александра, участвовавшего   в комсомольском подполье, гитлеровцы расстреляли на глазах у матери – Антонины Васильевны.  После освобождения Крыма отец успел всё же повоевать, но фронтовая его одиссея длилась недолго – он был тяжело ранен, потерял ногу, несколько месяцев кочевал из госпиталя в госпиталь – врачи боролись с угрозой гангрены. Домой Платон Аврамович вернулся в сорок четвертом. Вскоре на свет появился Павел…

– Малевать, – вспоминает Павел Платонович, – (это по-украински «рисовать») начал где-то в годика четыре. Семья наша уже вернулась в родные края. Отец работал в магазине продавцом, а подрабатывал тем, что был еще и сторожем. Человек подвижный, гостеприимный, всегда тепло привечал гостей, к нему заходили «на огонек» многие, в том числе и председатель колхоза Макар Максимыч – человек тучный, крутой характером, строгий, его побаивались многие. Но посидеть за столом вечерком с односельчанами, выпить чарочку и поговорить «за жизнь» любил. А Павлик, пристроившись где-нибудь в уголке, присматривался к присутствующим, прислушивался к разговорам. И однажды, когда все разошлись, взял да и нарисовал карикатуру на председателя: пришла к нему старая бабка с клюкой, в ветхом полушубке, стала просить соломы покрыть крышу: «Иди, бабка, отсюдова! Нет у меня соломы, нет!» Нарисовал всё это Павлик, как мог, сделал подтекст, прикрепил кнопками к стене. И забыл. А на следующий день опять заглянул Макар Максимович, увидел «художества» мальчонки. Насупился. «Так вот, – говорит, – чем вы тут занимаетесь, какие разговоры ведете!».

Тогда же в детстве зародилась в нем неуемная страсть к путешествиям по окрестностям, а заодно крепла и росла любовь к родному краю, к «малой родине».

Предпочитал бродить один, мог исколесить десятки километров. В школу ежедневный путь составлял пешком пять вёрст туда, пять вёрст обратно, но паренек не замечал усталости, наслаждаясь красотой природы, живописным неповторимым ландшафтом Черкащины.

Земля дедов и отцов… Взгорки и лесные вырубы, заросли иван-чая, белые ромашковые поля. Молодые сосенки, белеющие свечками-побегами, капли свежей смолы на стволах вишен. И безграничная синева неба. А на придорожном холме солдаты, погибшие в Великую Отечественную, отстаивая эту красоту. Всё это вместе взятое Павел в будущем будет переносить по частицам на свои полотна: «Берёзовый мотив», «Живой костер», «Мираж», «Ночное», «На пруду» и прочее, прочее…

– Что же касается маков, – вспоминает Павел, – брёл я однажды, брёл, «форсировал» Тикеч, взобрался по крутому склону на вершину холма. И замер, словно завороженный – чуть ниже, насколько хватало глазу, сияло, будто разлившийся огонь, поле красных маков. Потрясающей красоты картина! С тех пор, вспоминая свои походы по округе, я время от времени воспроизвожу увиденное в детстве, ищу варианты. Короче, как бы отдыхаю в промежутках над серьёзной работой. Пишу маки в разных вариантах и дарю друзьям. И мне хорошо, и они довольны.

Признаться, и у меня в холле красуются маки Платоныча в раме, со вкусом подобранной художником. Придёшь вечером усталый, глянешь на картину, подаренную другом, и светлее становится на душе.

Жизнь П. Бойко складывалась  непросто,   успех приходил не  сразу,  звёзд «, с неба не хватал:  школа, оформительская   работа   в киевском ПТУ и на заводе «Стройиндустрия», где он трудился токарем. А далее, как водится, срочная служба рядовым солдатом, учёба во Львовском ВВПУ, первые публикации    графических работ в военных и молодёжных изданиях. Вся жизнь его была связана с культурно-просветительными   учреждениями   армии   и   флота. Работал  в  Главном  поли­тическом  управлении   Советской Армии и Военно-Морского    Флота,    после чего был назначен начальником     Студии    военных художников    имени    М.Б. Грекова. Вряд ли надо пространно    доказывать,    как много  П. Бойко  принесло творческое общение с  такими выдающимися мастерами графики, живописи и скульптуры, как Н.В. Овечкин, Н.Я. Бут, М.И. Самсонов, В.М. Сибирский, Н.Н. Соломин и другие.

Он и теперь, будучи уже капитаном 1 ранга в отставке, продолжает трудиться, ныне – в Культурном центре Вооруженных Сил Российской Федерации, активно участвует в общественной жизни, возглавляет секцию художников-маринистов при народной изостудии.

Пожалуй, в жизни каждого творческого человека, тем более художника, наступает определенный момент, когда он добивается зримого успеха, той ступеньки, которая даёт ощутить свои возможности, одолеть … «планку», обязывающую двигаться только к вершине.

Таким этапом в творчестве П. Бойко явилась многотрудная работа над крупномасштабным полотном «Курская битва. Уроки истории», предназначавшемся по договоренности с Центральным музеем Вооруженных Сил, Королевским музеем армии Бельгии, Минобороны Российской Федерации и посольством России в Бельгии для готовящейся в Брюсселе постоянной экспозиции картин военных художников. Монументальное полотно почти 3×4 метра создавалось в соавторстве с главным художником Цен­трального музея Вооруженных Сил заслуженным деятелем искусств России Аркадием Лебедевым…

Сюжет картины прост и в то же время многоплановый: в зале музея во всю стену полотно, на котором запечатлен решающий эпизод танкового сражения на Прохоровском поле, в огне и дыму небо и всё окрест… Несколько иностранцев, судя по всему, военные  атташе, рассматривая картину, с напряженным вниманием слушают экскурсовода, обмениваются мнениями. А ещё рядом – молодая девушка, прикатившая инвалидную коляску с поседевшим ветераном, возможно, с отцом, он что-то вспоминает, на лбу пролегла глубокая складка. Словом, «картина в картине». В церемонии передачи монументальной картины, получившей широкий позитивный резонанс, приняли участие губернатор Брюссельского столичного региона, директор кабинета министра обороны Бельгии, начальник генштаба, командующий военно-морскими силами и ряд высоких офицеров бельгийской армии. На ней также присутствовали сотрудники посольств и аппаратов военных атташе стран СНГ, представители других государств антигитлеровской коалиции, бывших   членов   организации Варшавского договора.

«Нам было приятно, – сообщал в письме, адресованном Павлу Бойко, посол Российской Федерации в Бельгии С. Кисляк (в настоящее время – заместитель министра иностранных дел России), – что творческое достижение Вашей работы было сразу высоко оценено бельгийскими специалистами. Не будет преувеличением сказать, что гуманистическое звучание сюжета картины, композиция и художественное исполнение делает её неординарной даже в ряду достаточно богатого полотнами видных  мастеров собрания Королевского музея в Брюсселе… В связи с этим хотели бы искренне поблагодарить Вас и передать признательность наших бельгийских партнеров за Ваш самоотверженный и благородный труд по увековечению подвига русского солдата в центре Европы».

«Ваша картина, – сообщал в свою очередь главный хранитель Королевского музея – директор, профессор, доктор Патрик Лефевр, – перемещена в реконструированный зал «Бордио», где сформирована посвящённая Советской Армии и Великой Отечественной войне экспозиция. Являясь центральным элементом этой выставки, Ваша работа будет образно иллюстрировать посетителям один из поворотных моментов Второй мировой войны, когда Красная Армия перешла в победное наступление на нацистских захватчиков».

…Военно-историческая тематика. Серия работ по Северному флоту. Множество черноморских и кавказских пейзажей. Зарисовки, сделанные в страдную пору строительства БАМа… В этих и других работах П. Бойко отчетливо высвечивается пульс времени, их отличает высокая живописная культура, проникновение в образ.

Сколько изъезжено, сколько исхожено! Казалось бы, ну что ещё? Но творческий поиск не даёт успокаиваться сердцу художника, вновь и вновь повелительно зовёт в дорогу.

Не так давно, к слову, случилась оказия – предложили Павлу Платоновичу поехать в составе творче­ской бригады Культурного центра Вооруженных Сил к воинам, что служат на Новой земле. Вылет через два дня.

Художник обрадовался – там он ещё не бывал! Собрался быстро, по-военному. Да ещё «прихватил» с собой ни мало ни много 40 своих картин, организовал в гарнизоне персональную выставку. А ещё провел для художников-любителей мастер-класс. В гарнизонном Доме офицеров в торжественной обстановке состоялась акция дарения новоземельцам полотна «Из дальнего похода».

Тронуло Павла Платоновича и то, что его картину поместили в войсковом музее рядом с полотнами известного народного художника России И.Н. Титова, у которого он многому научился в период своего становления.

А ещё Павел Платонович увозил с собой благодарственное письмо командира войсковой части, дислоцирующейся на далёком архипелаге. Есть в том письме такие строки: «В последнее время погода нас не радует, суровый климат островов Новой Земли не желает; расставаться с зимой, Но, благодаря Вашей выставке, в нашем гарнизоне стало намного теплее, почувствовалось дыхание весны…».

Конечно же, художник и на этот раз не преминул сделать зарисовки-наброски для будущих произведений о суровом Севере. Пройдёт ещё какое-то время, и как знать, он снова побывает здесь – дорожка уже проторена. И привезёт с собой новые этюды и полотна, при виде которых ледяные ветра воинам-новоземельцам не покажутся столь жгучими, а полярная ночь станет прозрачнее…

Автор статьи В. АНДРИАНОВ, Заслуженный работник культуры России

Поделитесь своими мыслями